Menu Close

20.02.2021

Членами и экспертами Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса в целях установления ответственности за нарушение правил использования ящиков для сбора благотворительных пожертвований, содержащихся в Федеральном законе от 7 апреля 2020 года № 113-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» проведена общественная экспертиза проекта федерального закона № 1077387-7 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

В связи с назревшей проблемой мошенничества, когда любой желающий, прикрывшись фальшивыми просьбами о помощи, может объявить о сборе средств на благотворительность, скачивая при этом настоящие объявления о помощи больным детям, используя их данные и фотографии, присваивает собранные средства себе, а правоохранительные органы не могут принять какие-либо меры и препятствовать таким деяниям, региональная Общественная палата поддерживает необходимость вносимых изменений.

Принятие поправок повысит доверие к благотворительным организациям, ведь правительство, поддерживая инициативу, предлагает расширить её действие и исключить норму о незаконном сборе средств, только если они собираются от имени некоммерческой организации, а это значит, что удастся легально помочь наибольшему количеству нуждающихся в лечении.

Однако при всей актуальности рассмотрения проблемы большинство членов и экспертов Общественной платы Кемеровской области – Кузбасса считают, что проект документа требует доработки.

В ходе проведения экспертизы по внесению изменений в КоАП, Общественная палата Кемеровской области – Кузбасса представила ряд своих замечаний.

Например, формулировка части 2 ст. 6.34 КоАП РФ законопроекта предполагает применение нормы только в отношении тех лиц, которые действуют от имени некоммерческой организации, что значительно сужает круг субъектов административной ответственности. У членов ОП КО возникает вопрос, будет ли подлежать административной ответственности организация (юридическое лицо), которая не имеет права на установку и использование ящика для сбора благотворительных пожертвований, но действует не от имени некоммерческой организации? В связи с этим, было предложено исключить формулировку «от имени некоммерческой организации».

Далее: статьёй 16.1 Федерального закона «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтёрстве)» установлены способы использования ящиков для сбора благотворительных средств – стационарный или переносной. Данные способы статья не учитывает. Можно предположить, что такой наиболее распространённый способ использования ящика для сбора пожертвования, как его переноска в руках волонтёра, составом охватываться не будет. Это обстоятельство также свидетельствует о том, что предлагаемая норма не будет иметь должного профилактического и сдерживающего эффекта и будет обречена на малоприменимость.

Указанной статьёй также устанавливается исключение из правила об обязательном договорном порядке установки и использования ящика (стационарного) – во время проведения

публичного или иного мероприятия. Понятие «публичного или иного мероприятия» законом не определено, это может быть длящееся мероприятие по постоянному сбору средств, и в этом случае нормы законопроекта будут бесполезны.

Следует обратить внимание, что пунктом 12 указанной статьи предусмотрено, что её правила не применяются в отношении ящиков для сбора благотворительных пожертвований, размещаемых религиозными организациями в целях осуществления видов деятельности, предусмотренных их уставами, что ещё больше сужает круг общественных отношений, к которым нормы законопроекта могут быть применимы.

По мнению членов Общественной палаты Кузбасса статья 3.1 КоАП РФ, регулирующая цели административного наказания, предусматривает, что административное наказание не может иметь своей целью унижение человеческого достоинства физического лица, совершившего административное правонарушение.

Полагаем, что привлечение к административной ответственности лица, действительно занимающегося благотворительной деятельностью, только за то, что он не там установил ящик для сбора пожертвований, или не заключил договор, который, к слову сказать, может быть заключён и в устной форме в соответствии с нормами ст. 160, 161 ГК РФ, совершенно избыточно и репрессивно.

Гуманистическая цель сбора средств для благотворительной деятельности не предполагает, что государство будет столь жестко и формально вмешиваться в неё, устанавливать специальные места для её реализации, и наказывать за формальное нарушение правил, установленных достаточно расплывчато. Например, упоминание договора на размещение без указания его существенных условий и формы сделки. Как уже говорилось выше, никакой общественной опасности, нуждающейся в превенции и наказании, в диспозиции предлагаемой нормы, не усматривается. Её введение, напротив, обеспечит обратный эффект – умаление государством чувственной жертвенности граждан, её формализация и выхолащивание моральных скреп. Что наряду с искренним желанием волонтёров и жертвователей по оказанию помощи нуждающимся, является оскорбительным. С учётом изложенного, рецензенты полагают, что «конфискация» ящика для сбора пожертвований, является гипертрофированной мерой, абсолютно несоразмерной и опасной.

Кроме того, законодатели оставляют без внимания очень важный вопрос о судьбе денежных средств, находящихся в ящике. Их правовая природа и судьба законопроектом не определена, хотя в соответствии с нормами пунктов 9 и 10 статьи 16.1 Федерального закона «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтёрстве)» они являются собственностью благотворительной организации.

Следует обратить внимание и на размер санкции. Штраф от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей, а для организаций и на должностных лиц – от пяти тысяч до десяти тысяч рублей, является несоизмеримо большим.

Также, по мнению экспертного коллектива ОПКО, самостоятельно важным и критическим обстоятельством является правовая неопределённость в том, кто же будет являться субъектом указанной статьи? Лицо, кому принадлежит ящик или лицо, владеющее помещением или иным объектом, где он установлен. К случаям с переносным ящиком, последнее не применимо, однако саму неопределённость это не устраняет. И замечание относительно субъекта правонарушения, если ящик установлен по согласию с собственником, арендатором помещения или иным лицом, также требует внимания.

Все вышеперечисленные и другие замечания, направлены в адрес Общественной палаты России, которая формирует итоговый документ по проведению общественной экспертизы проекта федерального закона № 1077387-7 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», с учетом мнений и замечаний общественных палат субъектов Российской Федерации.

 

Яндекс.Метрика