Menu Close

14.07.2020

Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса провели экспертизу проектов федеральных законов «О внесении изменения в статью 13 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» (разработчик – Минстрой России) и № 974290-7 «О внесении изменения в статью 13 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» (внесен в Государственную Думу Федерального Собрания депутатами).

Вносимая новелла вряд ли может являться эффективным механизмом восстановления жилищных прав и законных интересов реабилитированных лиц. По сути «жилищной» природы у такого способа защиты нет, это монетизация имущественного права на получение вещи в натуре.

На взгляд членов и экспертов региональной Общественной палаты, государство должно стремиться к возможно более полному возмещению вреда от репрессий на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала. Предложенные изменения в законопроекте, разработанном Минстроем, как представляется, недостаточны для воплощения этой задачи в жизнь. Ценность идеи восстановления именного жилищного права репрессированного лица, её идейное наполнение, определены постановлением Конституционного суда РФ от 10.12.2019 № 39-П (постановка на учет, обеспечение жилыми помещениями в случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированных лиц и членов их семей в порядке, установленном законодательством субъектов РФ) и во многом воплощены законопроектом, разработанным Минстроем, который оставляет этот вопрос в ведении регионов, что по-прежнему влечет свои ограничения.

С одной стороны, формулировка первого законопроекта сужает усмотрение субъектов РФ в вопросе введения условий для получения жилья реабилитированными. Но, с другой стороны, совсем не решается проблема очередности при постановке жертв репрессий на жилищный учет, а также не определяется степень участия Российской Федерации в восстановлении нарушенного права репрессированных на жилище.

Предлагаемые законопроекты обладают существенным недостатком – отсутствием временных параметров действия предлагаемой нормы, неясно: будет ли у законов обратная сила? Ряд репрессированных лиц уже реализовали свое право на получение жилых помещений и встали на очередь ранее. Как их права будут разрешены законом в предлагаемой редакции? Законопроект фактически предлагает их аннулирование, отмену.

По мнению членов и экспертов Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса, проект создает правовую неопределенность между самостоятельными способами защиты прав репрессированных – правом на получение жилой площади за счет государства, правом на компенсацию утраченного имущества, уже установленными Законом РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» и третьим способом – единовременной денежной выплатой на строительство и приобретение жилого помещения.

Как уже говорилось, внесенный депутатами проект, предлагая свою редакцию статьи 13 ФЗ, устраняет один из способов защиты – предоставление жилого помещения, вместо него предлагается денежная выплата. Но тогда возникает вопрос о том, как быть с теми гражданами РФ, которые уже выбрали этот способ защиты и стоят первыми на очереди? Кроме того, Конституционный суд РФ никак в своем постановлении не высказывался относительно замены предоставления жилого помещения на денежную выплату. Справедливость и соразмерность такой замены вызывает большие сомнения.

Нужно обратить внимание, что в статье 16.1 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» уже воплотилась идея монетизации обязательства в натуре – т.е. денежных выплат за утраченное имущественное право репрессированным лицам. И в том числе за утраченное имущество – жилые дома и квартиры. По сути, денежная выплата, предлагаемая проектом, является тем же самым. Отличие только в том, что это выплата за то имущество, которое лицо может приобрести или построить в будущем. Но почему этот вариант для жертв политических репрессий предлагается без альтернативы, понять сложно. Вряд ли выплата, предлагаемая авторами второго законопроекта, будет эквивалентна приобретению в собственность квартиры. Тем более что не приводятся даже приблизительные ориентиры суммы компенсации.

Эквивалентность размера денежной выплаты также создает ряд других вопросов. Что авторы понимают под «нормативной площадью жилого помещения»? Что они понимают под «показателем средней рыночной стоимости 1 квадратного метра общей площади жилого помещения»? Как должен осуществляться расчет, «исходя из» вышеуказанных показателей? Какой орган федеральной власти должен устанавливать эти показатели и размеры по каждому субъекту РФ? Аналогия какого порядка расчета будет применяться, из сути проекта непонятно.

Указанный способ расчета выплат ориентирован для квартир, но как быть со строительством жилого дома? Экономические составляющие для определения цены приобретения (создания) таких жилых помещений совершенно разные.

Законопроект предлагает учитывать при расчете размера выплаты совместно проживающих с реабилитированным членов его семьи. В таком случае круг лиц, установленных статьями 1-3, 13 Закона, расширяется. Фактическим правом на реабилитацию наделяются лица, не подпадающие под категорию жертв политических репрессий. Предложение авторов в этой части может породить злоупотребления со стороны недобросовестных родственников. Также нужно отметить, что проект не устанавливает момент, на который осуществляется такой расчет: на момент подачи заявки или на момент выплаты? В первом случае, например, есть опасность формального указания большого количества членов семьи, а это будет существенно влиять на размер компенсации. Второй вариант также не позволяет избежать искусственного увеличения размера компенсации. Однако иных вариантов проект не предлагает.

В качестве основания для получения выплаты редакция статьи 13 проекта предлагает «возвращение лиц, указанных в части 1 настоящей статьи». Встает вопрос: а как получить неоспоримое документальное подтверждение такого «возврата» и для чего оно собственно, если лица просто получают денежную выплату? При этом нужно иметь в виду, что поскольку выплата рассчитывается на всех членов семьи, то все они должны «вернуться».

Проект не позволяет однозначно ответить на вопрос о том, кто же осуществляет выплату репрессированным: федеральный бюджет или бюджет субъекта РФ? Позиция авторов о принадлежности этого обязательства Российской Федерации на нормах законопроекта и нормах статьи 16.1 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» не основана. Эта норма говорит о выплате жертвам компенсации, авторы же предлагают иной, новый механизм защиты, который указанными нормами не урегулирован.

Законопроект не позволяет сформировать понимание о размере затрат бюджета на реализацию предлагаемых выплат. И дело не только в размере «основной» суммы. Представляется, что для справедливого расчета эквивалента имущественного права на получение (создание) жилого помещения нужен серьезный анализ цен на рынке готового (создаваемого) жилья, рынке строительных материалов, земельных участков под строительство жилых домов и индивидуального жилищного строительства, других связанных с этим затрат (проектирование, подключение коммуникаций). За какой период, за какие суммы и кто сможет осуществить такие расчеты во всех субъектах РФ, авторы не поясняют, однако озвученные вопросы не праздные. Эти вопросы отнюдь не попытка найти способ уклонения государства от иной справедливой компенсации жертвам репрессии, а желание выяснить реальность претворения альтернативного способа защиты жертвам репрессии и его сроки.

В региональной Общественной палате полагают, что законопроекты могут быть рекомендованы к рассмотрению только в случае устранения замечаний.

Scroll Up
Яндекс.Метрика