Menu Close

10.04.2020

Общественная палата Кемеровской области – Кузбасса провела экспертизу проекта федерального закона № 837132-7 «О внесении изменений в статьи 1, 5 и 10 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации».
Часть членов и экспертов региональной Общественной палаты считает, что реализация изменений приведёт к достижению целей законопроекта. В последние годы получают своё развитие проекты в виде апарт-отелей и многофункциональных жилых комплексов, которые могут использоваться в качестве предлагаемых «средств размещения». Установление этой категории позволит отделить услуги по сдаче в аренду жилых помещений физическим лицам в частном порядке или посредством агрегаторов от регулярной стандартизированной деятельности по предоставлению «средств размещения» организациям, госорганам и учреждениям. То есть поможет выводу «из тени» деятельности по сдаче таких помещений в аренду. Законопроект послужит стимулом к дальнейшему развитию строительства апарт-отелей и подобной недвижимости, поможет гражданам инвестировать средства, а строительной отрасли – получить стабильный источник финансирования.
Однако у большинства членов и экспертов Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса сложилось иное мнение.
В законопроекте предлагается уточнить определение понятия «средство размещения», указав, что к нему могут относиться исключительно нежилые помещения, используемые для временного размещения и временного пребывания физических лиц. Для этих целей конкретизируется определение понятия «средство размещения» путем замены слов «временное проживание» на «временное пребывание», что, по мнению разработчиков, позволит привести это определение в соответствие с положениями жилищного и гражданского законодательства.
Но реализация предлагаемых положений не может привести к достижению целей законопроекта, заявленных в пояснительной записке, согласно которой определение понятия «средство размещения» включает в себя как объекты жилого, так и нежилого фонда, что позволяет ввести в правовое поле бизнес по предоставлению услуг размещения в жилых помещениях.
Сейчас Жилищный кодекс не позволяет оказывать гостиничные услуги в жилых помещениях, требуя для этих целей перевода помещений в нежилой фонд. В результате «уточнения понятия» краткосрочная аренда жилья будет приравнена к оказанию гостиничных услуг, а его собственник к лицам, занимающимся незаконным предпринимательством, это приведет к ряду негативных последствий в сфере туризма:
– уход бизнеса при отказе от возможности введения его в правовое поле по предоставлению услуг размещения в жилых помещениях в «серую» зону. В результате принятия изменений даже те предприниматели, которые работали в правовом и легальном поле, вынуждены будут уйти в неправовое;
– ставится под угрозу право граждан вести деятельность по размещению туристов в квартирах или меблированных комнатах;
– запрет посуточной аренды квартир;
– поправки не отвечают на вопрос: можно ли сдавать внаем комнаты/квартиры в арендуемом помещении.
Также принятие изменений противоречит ГК РФ и Конституции РФ. Согласно ст. 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им. В соответствии со ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования. Собственник жилого помещения вправе предоставить его во владение и (или) в пользование гражданину на основании договора найма, безвозмездного пользования или на ином законном основании, а также юридическому лицу на основании договора аренды или на ином законном основании. Законодатель разрешил заключать договоры аренды и найма жилого помещения, исчисляемые часами, сутками, годами. Принятие и утверждение поправок приведет к нарушению прав человека, гарантированных и защищённых Конституцией РФ, а также закрепленных в ГК РФ, ЖК РФ и иных актах.
Отсутствие конкуренции сектора коммерческой сдачи жилых помещений и гостиничного бизнеса даст негативный результат, во-первых, потому что гостиничного номерного фонда не хватит для обеспечения роста туристских посещений, во-вторых, будет рост цен, который ограничит возможности для туристов. Принятие законопроекта приведет к невозможности реализации таких видов туризма как сельский, этнический и другие, где требуется погружение в среду и быт проживания принимающего населения, то есть лишится перспективы развитие туризма в сельской местности и в традиционном хозяйстве коренных народов.
Общественная палата Кемеровской области – Кузбасса поддерживает точку зрения Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, который считает, что предусматриваемый запрет на использование жилых помещений в качестве средств размещения фактически признает незаконной сдачу жилья в краткосрочную аренду. Значительная часть жилого фонда в России активно используется в качестве средств размещения приезжающих граждан в виде домов рыбака/охотника, кемпингов, гостевых домов, баз отдыха, горных приютов и т.д.; предложение законопроекта негативным образом отразится на деятельности десятков тысяч предпринимателей, туристских объектов, курортных городов и исторических центров нашей страны, сократив их туристическую и паломническую привлекательность, уровень поступающих доходов.
Во время пандемии коронавируса туристская отрасль несёт масштабные потери, малый и средний бизнес находятся на грани существования. Возможность реализации дешевых туров с помощью коллективных средств размещения в жилом фонде после пандемии позволит быстрее восстановиться многим видам туризма. Внутренний туризм восстановится быстрее, если размещение в жилом фонде будет продолжать функционировать. При принятии предлагаемых изменений право собственника на сдачу своего недвижимого имущества в аренду или наем останется законным, но ни квартира, ни комната, ни частный жилой дом не смогут быть частью туристского продукта и местом пребывания туристов. То есть если предлагаемые изменения не запрещают посуточную аренду квартир, то для развития туристической индустрии будут являться «тормозом». Это может негативно отразиться на развитии таких направлений как этнотуризм, «домашние гостиницы», возможно, повлияет на развитие сети каучсёрфинга.
Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса считают, что вносимые изменения не способны обеспечить позитивный результат, на который рассчитывают авторы законопроекта.
1. Федеральный закон от 5 февраля 2018 г. № 16-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в целях совершенствования правового регулирования предоставления гостиничных услуг и классификации объектов туристской индустрии» ввел понятия «средство размещения», «гостиница», «гостиничные услуги». Предлагаемые изменения, по сути, «средство размещения» как самостоятельный объект размещения граждан дезавуируют, приравнивая его к гостиницам. В таком случае идея законодателя о комбинаторности объектов размещения теряет смысл. Цель существования разных по функционалу объектов размещения – обеспечение гибкости туристической инфраструктуры, предоставление туристу свободы выбора объектов по их дислокации, набору услуг, цене.
2. Понятие «средство размещения» в действующей редакции включает в себя как объекты жилого, так и нежилого фонда, что позволяет вести бизнес по предоставлению услуг размещения туристам и в жилых помещениях. Это общемировая практика турбизнеса, здоровая альтернатива гостиницам и возможность создания уникального продукта. Никто не запрещает дополнять гостиничный бизнес уникальными апартаментами в историческом месте, доме, поместье и т.д, где существование «гостиницы» невозможно. Противопоставление, с которым призван, по мнению авторов, справиться предлагаемый законопроект, это навык выживаемости туристического бизнеса, его преимущество. Идея законопроекта выглядит как запрет банкам производить все операции, кроме выдачи кредитов.
В региональной Общественной палате полагают, что авторы законопроекта заблуждаются относительно противоречия действующей норме жилищного законодательства и иного законодательства России. Жилищное законодательство регулирует совсем иные правоотношения, нежели правоотношения по предоставлению туристической услуги с возможностью проживания граждан.
Авторы не ссылаются на какую-либо правовую коллизию, умаляющую права и законные интересы граждан и (или) юридических лиц. Создаваемое авторами законопроекта «противоречие» искусственно и имеет признаки протекционизма гостиничного бизнеса, он может быть оправдан только идеей прозрачности субъекта оказания услуг для фискальной политики государства. Однако это не коллизия правовых норм туристической сферы и сферы жилищного законодательства, это вопрос выстраивания фискальной политики и ответственности тех, кто уклоняется от соблюдения обязательных норм и правил. Введение института «самозанятости» призвано эту тенденцию переломить и трансформировать в легальный бизнес.
По сути, правоотношение, вытекающее из договора двухнедельного найма жилого помещения, и правоотношение из договора купли-продажи турпродукта, включающего размещение туриста в жилом фонде, ничем не отличаются. С точки зрения использования «объекта размещения» по целевому назначению они идентичны. Отсутствие у «объектов размещения» опций, присущих объектам, располагаемым в гостиницах, должно быть учтено при их квалификации как объектов туристической инфраструктуры, но это не может являться основанием для их исключения из нее.
Главный критерий жизнеспособности негостиничного объекта размещения – его востребованность. Она обусловлена недостаточностью гостиниц (или полным отсутствием) и неадекватностью их цены. Вместо того чтобы вовлечь жилой сектор туристических услуг в реальный сектор экономики, дать ему права, обозначить обязанности и обеспечить гибкость предложения турпродукта, законопроект обрекает «негостиничный» турбизнес на нелегитимное существование.
Развивающаяся система «экотуризма», «сельского экотуризма», туризма, связанного с проживанием в местностях, где гостиничный бизнес отсутствует, будет убита предлагаемыми поправками. Например, турпродукт сельского экотуризма с проживанием в настоящей деревне (с русской печкой, сеновалом и баней) будет поставлен вне закона. Действующее законодательство об основах туристической деятельности содержит нормы о самодеятельном туризме, осуществляемом в лечебных, рекреационных, познавательных, спортивных целях. Все эти турпродукты реализуются в том числе с использованием «средств размещения». Пример – горный курорт «Шерегеш» и функционирующий для его обеспечения рынок жилья. Достаточно открыть любой интернет-агрегатор с функцией «поиск жилья (апартаментов) для отдыха», этот рынок исчисляется миллионами рублей и почему-то авторами законопроекта игнорируется, если, конечно, целью законопроекта не является его делегализация.
В пояснительной записке отсутствует экономическая оценка «жилого» спектра туристической инфраструктуры. Почему авторам законопроекта неинтересно количество задействованных в нём россиян, вовлечённого капитала? Социально-экономические последствия от поправок авторами не рассматриваются. После преодоления пандемии короновируса запрос на внутренний туризм возрастёт многократно, нежилой сегмент туристической инфраструктуры с таким потоком не справится. В этой ситуации нужно максимальное выведение из тени ресурсов отрасли, расширение возможности заработка в ней граждан России.
В Общественной палате Кемеровской области – Кузбасса считают, что в предлагаемом виде законопроект не может быть рекомендован к рассмотрению.

Scroll Up
Яндекс.Метрика