Menu Close

12.05.2017

В Общественной палате Кемеровской области в рамках общественной экспертизы обсудили законопроекты «О внесении изменений в Федеральный закон от 31 мая 2002 года № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» в отношении приема в гражданство Российской Федерации ребенка, один из родителей либо усыновителей которого является гражданином Российской Федерации или приобретает гражданство Российской Федерации» и  «О внесении изменений в Федеральный закон от 31 мая 2002 года № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» и в Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» в отношении носителей русского языка».

Рассматривая вносимые изменения в законопроект «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской оценили обоснованность расширения существующей категории лиц, претендующих на получение статуса «носитель русского языка» за счет иностранных граждан и лиц без гражданства. «На наш взгляд расширение существующей категории лиц, претендующих на получение статуса «носитель русского языка», вполне обоснованно, – отметил заместитель председателя Общественной палаты Кемеровской области Андрей Лопатин. – Государство должно идти навстречу тем, кто желает принять российское гражданство, в первую очередь, среди тех, кто проживал или проживает на исконно русских землях. И соответственно, устранить правовые пробелы в законодательстве. Естественным условием для лиц, претендующих на российское гражданство, должно быть соблюдение ими уголовного и иного законодательства, в том числе и страны настоящего проживания».

Учитывая обострение политической ситуации вокруг России с политиками «двойных стандартов», люди, переехавшие по той или иной причине на ПМЖ в другие республики бывшего СССР или страны «восточного договора», и которые сейчас подвержены притеснениям, но при этом  хотели бы вернуться на историческую Родину и воспользоваться правами эмигрантов, относящихся к категории «носителей русского языка», по сути, стали заложниками сложившейся ситуации и   введение  правовой меры, исключающей обязательство «носителей русского языка» предоставлять заявление от отказе от иного гражданства при получении вида на жительство члены  Общественной палаты Кемеровской области считают целесообразной, поскольку данное обстоятельство устранит дискриминацию «носителей», так как для других иностранных граждан такого заявления не требуется. «Однако, вместе с тем стоит отметить и учесть, что возможность выбора и наличия конкурентного гражданства, снижает ценность гражданства Российской Федерации и создает коллизию правового статуса лица», поясняет эксперт Общественной палаты Кемеровской области Андрей Переладов.

По мнению членов и экспертов региональной палаты последствия упрощения правил и условий получения вида на жительство и гражданства Российской Федерации для лиц, признанных «носителями русского языка», в том числе с точки зрения национальной и общественной безопасности Российской Федерации могут быть различными. В первую очередь это будет зависеть от количества таких лиц, места их рождения и социальной общности, а также их религиозной приверженности. Во-вторых, любое количественное увеличение ассимилированных граждан, увеличивает сложность обеспечения национальной безопасности. Ярким подтверждением этого являются сложности миграционной политики в Евросоюзе.  

Одним из изменений законопроекта является введение правовой нормы, предусматривающей возможность принятия в российское гражданство ребенка на основании одностороннего волеизъявления родителя – гражданина Российской Федерации без согласия родителя-иностранца, что,  по мнению членов Общественной палаты Кемеровской области, представляется не совсем очевидной.

«Во-первых, – поясняет Андрей Переладов, член Экспертного совета ОПКО, из существа законопроекта непонятно, как действовать в ситуации, когда ребенок уже является гражданином другого государства. Во-вторых, каким образом будет осуществляться реальная защита прав ребенка, если статус гражданина РФ не будет иметь реального эффекта обратной силы для правоотношений, в которых ребенок или его родители участвовали ранее. И в – третьих, государство, гражданином которого является второй супруг, с большой долей вероятности критически воспримет изменение правового статуса ребенка, даже после его вступление в гражданство Российской Федерации. Особенно остро этот вопрос встанет после того, как будет озвучен довод о совместной ответственности родителей за судьбу детей, совместной и равной возможности выбора родителями судьбы и гражданства их ребенка (статьи 2,18,20 Конвенции). Ведь неслучайно, подобная норма, в необходимости изменения которой нас убеждают, была введена в федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» и существует уже длительное время».

По мнению члена комиссии Общественной палаты Кемеровской области по социальной политике и качеству жизни населения  Евгения Агеева  практические последствия введения действия положений законопроекта нуждается в формировании объективных критериев на основании норм международного права. «Введение в действие положений законопроекта, считает Евгений Николаевич, –  снимет неравенство в праве родителя-гражданина Российской Федерации на приобретение российского гражданства своему или усыновленному (удочеренному) ребенку. Мы реже будем свидетелями резонансных дел о дискриминации прав граждан РФ, проживающих на территории европейских государств и состоящих в браке с иностранными гражданами при разводах и «разделе» совместных детей. И главное, что самим этим гражданам не придется нарушать закон и похищать своих детей из семьи бывших супругов, и незаконно вывозить в Россию».

 На сегодняшний день считают в региональной палате, снятие ограничений на возможность получения политического убежища, обеспечит право лицам, ищущим политического убежища, на защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своего гражданства.   Но у иностранных граждан, получивших политическое убежище, есть простой способ вернуться на Родину, не получая, и, не отказываясь потом от гражданства РФ.      Обоснованность снятия ограничений на возможность получения политического убежища для граждан стран «с развитыми и устоявшимися демократическими институтами в области защиты прав человека» сомнительна. Наличие развитых и устоявшихся демократических институтов защиты прав человека не может гарантировать полноценный объем прав человека и гражданина. Объективные критерии оценки наличия или отсутствия институтов в законопроекте отсутствуют, таким образом, предлагаемый критерий субъективен.

Кроме того, поскольку список подобных стран может меняться, это означает, что сегодня там есть «устоявшиеся демократические институты», а завтра их нет. Опять же подобный статус страны не может гарантировать нарушений там прав человека. Соответственно возможность получения политического убежища должна быть. Здесь, на наш взгляд, действует принцип: не запрещено, значит разрешено. Действительно, из пояснительной записки следует, что Семейным Кодексом РФ не учтены семьи, проживающие за пределами РФ, но, членами которых, являются граждане нашей страны. Эта ошибка будет исправлена в рамках соблюдения мирового законодательства. «Снятие ограничений на возможность получения политического убежища, обеспечит право лицам, ищущим политического убежища, на защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своего гражданства», –  считает член комиссии Общественной палаты Кемеровской области по культуре, искусству, творческому и культурно-историческому наследию Алексей Разуков.

Подводя итоги экспертизы законопроекта, члены Общественной палаты Кемеровской области, пришли к выводу, что законопроект  нуждается в серьезной концептуальной доработке совместно со специалистами – правоведами в области гражданского и международного права.

Scroll Up
Яндекс.Метрика