Menu Close

13.03.2017

В Общественной палате Кемеровской области в рамках общественной экспертизы обсудили проект федерального закона о назначении пенсии ребенку по потери кормильца в случае неуплаты алиментов со стороны другого родителя («О внесении изменений в статью 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и часть 1 статьи 278 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»).

На сегодняшний день проблема уклонения должников от уплаты алиментов в России актуальна и широко распространена, а предложенные изменения в большей части направлены на повышение эффективности исполнения решений судов и закрытие существующих пробелов в правовом регулировании. Но вместе с тем, цель внесения изменений разработчиками законопроекта определена некорректно, считают в Общественной палате Кемеровской области: «По сути никакого дополнительного законодательного регулирования процедуры розыска должника не вводится. Наоборот, вводится пресекательный срок для возможности завершения процедуры розыска должника по формальному, временному основанию – истечению годичного срока. Единственная и очевидная цель вносимых поправок внести в законодательство об исполнительном производстве дополнительное основание для окончания исполнительного производства».

По общему мнению членов и экспертов Общественной палаты Кемеровской области, законопроект очень «сырой», в нем имеются существенные правовые пробелы. Так, например, согласно предлагаемой в законе федерального проекта формулировке судебные приставы будут возвращать исполнительный документ, если «в течение одного года со дня получения последних сведений о должнике по исполнительному документу о взыскании алиментов не установлено место его нахождения».

«Возникает вопрос, с какого момента судебный пристав будет отсчитывать  год?   С момента вынесения постановления  о возбуждении исполнительного производства или с момента принятия судебным приставом мер по его розыску. Или с какого-то другого времени? Поэтому во избежание неоправданного затягивания процесса реализации исполнительного документа, а также злоупотреблений, как со стороны пристава, так и со стороны заявителя, указанная норма подлежит уточнению. Этот существенный пробел в данной норме, который необходимо доработать», – уверены в региональной Общественной палате.

Также в рассматриваемом федеральном законопроекте непонятно, что делать, если должник объявится после того, как он был признан судом безвестно отсутствующим и государство начало выплачивать ребёнку пенсии  по потери кормильца? По словам и.о. председателя комиссии Общественной палаты Кемеровской области по культуре, искусству, творческому и культурно-историческому наследию Веры Никулиной,необходимо уточнить статью 44 Гражданского кодекса Российской Федерации, чтобы у государства была возможность  взыскать с такого недобросовестного родителя все уплаченные денежные средства за период его отсутствия. Таким образом, государство сможет возместить понесенные им расходы.

«Не совсем правильно в законе говорится, что в случае  получения сведений о месте должника,  заявитель имеет право повторно обратиться и предъявить судебным приставам  исполнительный документ. Не совсем понятно, каким образом это будет происходить, так как заявитель уже обращался в суд с требованием признать должника безвестно отсутствующим и по делу вынесен судебный акт. Судебный акт действует до момента его отмены. Должник соответственно будет считаться безвестно отсутствующим. Поэтому неправильным предъявлять повторно исполнительный документ судебным приставам без отмены судом решения о признании гражданина безвестно отсутствующим», – полагает Вера Александровна.

Правовая норма, предлагаемая данным законопроектом, согласно которой судья, получив заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим, будет запрашивать информацию у судебного пристава, является, с одной стороны, целесообразной. «Такая категория граждан, как дети и воспитывающие их родители – взыскатели по алиментам, является социально незащищенной категорией граждан, и зачастую не способна юридически защитить свои права и интересы, в том числе при обращении в суд, – полагает Александр Коротков, член Экспертного совета Общественной палаты Кемеровской области. – Введение правовой нормы об обязанности суда самостоятельно запрашивать информацию у судебного пристава освободит заявителя от необходимости сбора доказательств и бумажной волокиты».

По мнению членов Общественной палаты Кемеровской области, введение в действие положений законопроекта может отразиться на качестве деятельности судебного пристава-исполнителя  в части розыска должников, уклоняющихся от уплаты алиментов.

«С одной стороны, это приведет к возможным негативным последствиям в работе судебных приставов. Так как ограничение срока розыска должника будет означать на практике возложение на судебного пристава обязанности по совершению конкретных действий в ограниченный годичный срок. Для взыскателя ограничение срока выполнения приставом конкретных действий повлечет за собой ограничение срока для подачи жалобы при наличии на то оснований, – отмечает председатель комиссии Общественной палаты Кемеровской области по экономическому развитию и поддержке предпринимательства Ярослав Литвин. – С другой стороны, и до момента введения новых положений, в обязанности судебного пристава входило принятие мер по розыску должника. И непринятие данных мер также могло послужить основанием для обращения взыскателей с жалобами в части бездействия судебных приставов».

Безусловно, количество детей, которое не в полном объеме получает или не получает алименты, сократится, если последствиями введения в действие положений законопроекта для детей и воспитывающих их родителей будет возможность оформления социальной пенсии, и в том числе, упрощение процедуры доказывания в судебном порядке  факта безвестного отсутствия должника. Однако данные выплаты, как полагают в Общественной палате Кемеровской области, «лягут на плечи» государства, которое ежемесячно будет выплачивать алименты в виде пенсии по потери кормильца, тем самым изыскивая средства за счет граждан «налогоплательщиков». Формально статистика улучшится, так как вырастет  процент оконченных исполнительных производств, но качество деятельности судебного пристава останется на прежнем уровне.

«Положительный «статистический» эффект от законопроекта будет достигнут за счет массового окончания исполнительных производств, которые основательно «заволокичены». Однако это никоим образом положительно не скажется на повышении уровня социальной и правовой защиты детей – взыскателей по исполнительным производствам, – полагает член Экспертного совета Общественной палаты Кемеровской области Андрей Переладов. – Более того, окончание исполнительных производств автоматически повлечет за собою прекращение розыска должника, соответственно, шансы для его обнаружения и взыскания с него денежных средств, сводятся к минимуму».

«Учитывая не очень большое стремление судебных приставов, выполнять свои должностные обязанности вследствие непомерной нагрузки и мизерной зарплаты, розыск «алиментщиков» происходил при активном участии заявителя, который занимался розыском «второй половины» при активной поддержке родственников и знакомых. При положительном исходе в большинстве случаев назначались алименты в сумме 1-4 тыс. рублей, которые через 3-4 месяца вновь исчезали вместе с «алиментщиком» в виду очередной смены работы и места жительства… и все начиналось снова, – отмечает член комиссии Общественной палаты Кемеровской области по социальной политике и качеству жизни населения Евгений Агеев. – Думаю, что более половины заявителей теперь будут с радостью ждать истечения срока розыска, при этом ничего не предпринимая (а в некоторых случаях даже скрывая от судебных приставов имеющуюся информацию о месте нахождения должника), чтобы через суд один раз получить пенсию по утере кормильца, которая составляет около 7 тыс. рублей и «забыть про все».

Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области пришли к единому выводу, что существует очевидная необходимость в совершенствовании поискового механизма должников, и повышении уровня межведомственного взаимодействия между правоохранительными органами.

«На наш взгляд, целесообразно проанализировать те случаи, когда после длительного нахождения в розыске, должник все же был обнаружен. С учетом длительности этих процессов можно выработать приемлемое решение о сроках нахождения должников в розыске. Кроме того, было бы правильным на законодательном уровне рассмотреть вопрос о расширении полномочий судебных приставов, в частности, о наделении их правом  запрашивать необходимые сведения у компетентных органов иностранных государств. В законопроекте больше минусов, чем плюсов, поэтому он нуждается в серьезной доработке, а в предложенном виде к принятию рекомендован быть не может», – подвели итог общественной экспертизе в региональной Общественной палате.

Scroll Up
Яндекс.Метрика