Menu Close

30.09.2020

Общественная палата Кемеровской области – Кузбасса в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации провела общественную экспертизу проекта федерального закона № 546865-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

 

При проведении экспертизы федерального законопроекта члены и эксперты     Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса отметили, что  предложенный в документе метод сбора сведений о конкретном гражданине, действительно может являться эффективным подспорьем в обеспечении безопасности жизни и здоровья человека, попавшего в экстремальные условия, в том числе его поиске и определении местоположения оконечного оборудования абонентов в сети подвижной радиоэлектронной связи в целях оперативного поиска пропавших без вести людей.

Однако, документ в данной редакции вступает в явное противоречие с Конституцией Российской Федерации – основным законом государства, особым нормативным правовым актом, имеющим высшую юридическую силу. В данном случае речь идет о статье 23,  регламентирующей одно из личных конституционных прав человека. Согласно пункту 2 статьи 23 Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Данное обстоятельство является важной гарантией права на неприкосновенность частной жизни человека, его личную и семейную тайну.

Проводя экспертизу, рецензенты отметили, что положения, закреплённые пунктом 2 статьи 23 Конституции РФ, в настоящее время получили закрепление и в федеральном законодательстве. Например, в Федеральном законе от 03.04.1995 № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» прямо сказано о том, что осуществление контрразведывательной деятельности, затрагивающей тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений граждан, допускается только на основании судебного решения в порядке, предусмотренном законодательством РФ. Что же касается иных видов деятельности этого органа (борьба с преступностью, разведывательная деятельность), то их регулирование осуществляется на основе бланкетных предписаний, адресующих правоприменителя к нормам Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Настоящий федеральный закон не только сопрягается с положениями статьи 23 Конституции РФ, но и устанавливает условия принятия судебного решения в отношении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих закреплённые права граждан. Данное обстоятельство также подтверждается Постановлением Пленума Верховного Суда РФ  от 31.10.1995 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (БВС. 1996. № 1. С. 4) и уголовно-процессуальным законодательством, в частности статьей 186 УПК РФ, предусматривающей возможность производства по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, таких следственных действий, как контроль и запись телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела. Эти действия могут проводиться либо по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, их близких родственников или иных лиц (если имеется угроза совершения в отношении них насилия, вымогательства и других преступных действий) либо по судебному решению, вынесенному на основании соответствующего ходатайства следователя с согласия руководителя следственного органа. Осуществление контроля и записи телефонных и иных переговоров в порядке статьи 186 УПК РФ может быть установлено на срок не более чем шесть месяцев. Фонограмма записи переговоров приобщается к уголовному делу и хранится в условиях, исключающих возможность её прослушивания и тиражирования посторонними лицами и обеспечивающих её сохранность и техническую пригодность для прослушивания, в том числе в судебном заседании. Федеральным законом от 2.08.2019 № 311-ФЗ в статью 8 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» внесены изменения, регулирующие создание правовых условий для осуществления оперативного поиска без вести пропавших несовершеннолетних на основе геолокационных данных принадлежащего несовершеннолетнему абонентского устройства или иного оборудования.

Указанная редакция статьи предусматривает следующие условия получения технической информации: в случае получения сообщения о без вести пропавшем несовершеннолетнем; письменное согласие одного из родителей несовершеннолетнего или лиц, их заменяющих; мотивированное постановление руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия, вынесенное в течение 24 часов с момента поступления сообщения о без вести пропавшем несовершеннолетнем; допускается получение информации о соединениях абонентского устройства, находящегося у несовершеннолетнего, с иными абонентами и (или) их абонентскими устройствами, иным оборудованием, а также о местоположении данного абонентского устройства путём снятия информации с технических каналов связи с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов; в течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Члены Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса полагают, что подобный алгоритм действий может быть применён и в отношении граждан, за исключением письменного согласия одного из родителей. В этом случае его можно заменить на родственников, членов семьи, иждивенцев разыскиваемого.

Пробел, который существует в настоящий момент в отношении взрослых лиц, может быть восполнен с помощью аналогии вышеуказанного закона.

Проект документа, представленный на экспертизу, предусматривает, что доступ к сведениям о месте нахождения радиоэлектронных средств оператора связи, с помощью которых осуществляется подключение пользовательского оборудования абонента к сети подвижной радиотелефонной связи, и положении пользовательского оборудования абонента относительно радиоэлектронных средств уполномоченных государственных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, будет осуществляться без судебного решения в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. По заключению экспертов ОП КО необходимости в особом правовом регулировании с изданием Правительством РФ особого нормативного акта не усматривается. Такая необходимость ничем не мотивирована.

Эксперты обратили внимание и на тот факт, что никаких признаков «чрезвычайности» предлагаемые нормы не содержат, в этой связи ссылка на некую аналогию норм Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в отношении несовершеннолетних, неуместна.

Следует понимать, что сведения, которые могут быть предоставлены по рассматриваемому законопроекту, являются тайной личной жизни (статья 23 Конституции РФ). Это право гарантировано государством, но не является абсолютным. Оно может быть ограничено только федеральным законом с понятным и прозрачным алгоритмом такого ограничения. В рассматриваемом случае, законопроект понятного алгоритма норм, ограничивающих конституционное право, не содержит. Имеющаяся ссылка на последующее правовое регулирование подзаконным актом, на   взгляд экспертов ОП КО, противоречит части 3 статьи 55 Конституции РФ, предусматривающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статья Федерального закона № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» также предусматривает, что правовую основу оперативно-розыскной деятельности составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти.

По итогам проведенной экспертизы на основании изложенных замечаний, Общественная палата Кемеровской области – Кузбасса считает, что представленный законопроект не может быть рекомендован к принятию.

Scroll Up
Яндекс.Метрика