Menu Close

24.06.2020

Общественная палата Кемеровской области – Кузбасса провела экспертизу проекта федерального закона «О внесении изменения в статью 13 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий».

Мнения членов и экспертов Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса разделились и противоречат друг другу. Одни положительно оценивают предлагаемую в законопроекте инициативу обязательства государства принять на жилищный учет детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке на спецпоселениях, реабилитированные родители которых утратили свои жилые помещения в связи с репрессиями. Они считают, что законопроект позволит создать эффективный механизм восстановления жилищных прав и законных интересов потерпевших от злоупотребления властью, а предлагаемое регулирование приведет к совершенствованию практики применения предоставления жилых помещений лицам, утратившим их в связи с репрессиями.

Другие, наоборот, не согласны и выражают свое мнение следующим образом.

Само право на возвращение реабилитированных лиц на места прежнего проживания соответствует конституционному праву на свободу передвижения и выбора места жительства. Отмена нормативно-правовых актов, ограничивающих свободу передвижения репрессированных лиц, членов их семей, реабилитированных лиц соответствует нормам Конституции РФ.

В статье 13 проекта федерального закона право на свободу передвижения и выбора места жительства сопрягается с наделением реабилитированных правом на получение жилья в местах прежнего проживания и обязанностью государства обеспечить их жильем в местах их прежнего проживания. При этом статья 13 не указывает, из какого фонда будет обеспечено наделение их жильем. Для реализации этой нормы закон или другие правовые акты должны содержать информацию о фонде жилья, предназначенного для реабилитированных. В правовых актах также нужно указать, какие органы и должностные лица обязаны предоставлять жилье реабилитированным по их требованию и в какие сроки. В тексте нормы имеется отсылка к законодательству субъектов РФ, которое должно регламентировать учёт и обеспечение жильём указанной категории лиц. Это должно быть закреплено законодательством в области жилищного права и социального обеспечения отдельных категорий лиц. Законодательство субъектов РФ должно соответствовать федеральному законодательству, поэтому необходимо вносить соответствующие изменения и в жилищное федеральное законодательство, и в законодательство в области социального обеспечения отдельных категорий лиц.

В предлагаемой редакции статьи законопроекта указаны родственники и дети реабилитированных как имеющие право на получение жилья в местах прежнего проживания реабилитированных. Но не указываются обстоятельства, которые привели к проживанию родственников совместно с реабилитированными в местах вынужденного переселения, то есть не вполне ясно отражена причинно-следственная связь между вынужденным переселением реабилитированного и совместным проживанием с ним родственников. Это обстоятельство требует более точной регламентации.

В статье не отражен порядок наделения реабилитированных жильем, это требует прояснения в других нормативных актах. Иначе право, закрепленное в норме, останется декларативным. Кроме того, в новелле не содержится формулировок о преимущественном праве на получение жилья реабилитированными и другими указанными в статье 13 лицами.

Новелла создает еще одну категорию нуждающихся в жилье граждан наряду с иными социальными категориями, что требует резервирования дополнительного жилищного фонда, включение этой категории в число лиц, наделяемых жильем в особом порядке за счет государства, наряду с сиротами, малоимущими, пострадавшими от чернобыльской аварии, инвалидами и т.д., предусмотренными ст. 49 ЖК РФ, ст. 7 Закона города Москвы от 14 июня 2006 года № 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» и другими актами.

Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса полагают, что без изменений в других нормативных правовых актах эта норма будет носить декларативный характер либо породит практику наделения жильем в судебном порядке, не создав эффективный механизм восстановления жилищных прав и законных интересов потерпевших от злоупотреблений властью.

Предлагаемая правовая конструкция не совсем позволит достичь обозначенных в пояснительной записке целей. Текст поправок можно трактовать по-разному. Например, «реабилитированные лица и члены их семей принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации», и тут же, «принятие на жилищный учет детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, реабилитированные родители которых утратили свои жилые помещения в связи с репрессиями, должно осуществляться без соблюдения условий, установленных для иных категорий граждан». Непонятно, жильё указанным лицам будет предоставляться на общих основаниях или заявители будут в отдельной очереди?

В региональной Общественной палате полагают, что позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в постановлении от 10 декабря 2019 года № 39-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 13 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», пунктов 3 и 5 статьи 7, пункта 1 части 1 и части 2 статьи 8 Закона города Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» в связи с жалобами граждан А.Л. Мейсснер, Е.С. Михайловой и Е.Б. Шашевой», учтена частично.

Ценность указанной новеллы и её идейное наполнение определены постановлением Конституционного суда РФ 39-П от 10.12.2019 года, и в идеологическом дополнении и переоценке не нуждаются. Новелла является эффективным механизмом восстановления жилищных прав и законных интересов реабилитированных лиц. Однако из текста непонятно: кого считать детьми, родившимися в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении? Например, если взять советских немцев, переселённых во время Великой Отечественной войны со всей территории СССР в Сибирь и Казахстан, дети которых родились и в настоящее время проживают в местах высылки: все ли дети подпадают под действие закона или только те, кто родился в период спецкомендатуры до декабря 1956 года? В этой связи возникает много спорных вопросов.

Статья 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1955 года № 58 «О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении» гласит: «Установить, что снятие с немцев ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение им имущества, конфискованного при выселении, и они не имеют права возвращаться в места, откуда были выселены». 29 августа 1964 года вышел новый Указ Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», в котором говорилось, что немцам некуда возвращаться.

Если Указ о снятии спецпоселения запретил возвращаться в места проживания до высылки, то логически, все дети, рождённые в Сибири и Казахстане, подходят под определение «дети реабилитированных лиц».

Второй вопрос. На сегодняшний день в Росси проживают десятки тысяч российских немцев, имеющих статус «репрессированные» (до 1956 г.р,), к которым добавляются дети, рожденные после 1956 года. Если одна треть из них выразит желание вернуться на постоянное место жительства в бывшую республику немцев Поволжья, как с этим справятся муниципальные округа Саратовской и Волгоградской областей, готовы ли они к этому?

Сама по себе представленная на рассмотрение норма не содержит эффективного механизма восстановления жилищных прав и законных интересов потерпевших от злоупотреблений властью, а только более детально регламентирует уже существующее право. Для реализации этого права нужно внести изменения в целый комплекс нормативных правовых актов, регламентирующих порядок предоставления жилья этой категории лиц. Но отсутствие такой процедуры не отменяет их право на получение указанного жилья в административном или судебном порядке.

Существенный недостаток также то, что из проекта документа не усматривается временных параметров действия предлагаемой нормы, неясно, будет ли новелла распространяться на период до ее принятия. Хотелось бы обратить внимание авторов законопроекта на то, что позиция, высказанная Конституционным судом в озвученном выше постановлении, не допускает возможности установления предлагаемой новеллы только на будущее. Правовой порок нормы, признанной неконституционной, не может быть преодолен только будущим регулированием. Период до принятия нормы также нуждается в надлежащем нормативном санировании. Очевидна необходимость установления для предлагаемого изменения обратной силы с момента, когда у граждан возникло право на реабилитацию. Отсутствие этого будет противоречить правовой позиции Конституционного суда, и вновь создаст правовую коллизию.

В Общественной палате Кемеровской области считают, что законопроект может быть принят только после устранения замечаний.

Scroll Up
Яндекс.Метрика