Menu Close

27.07.2021

Членами и экспертами Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и Кемеровской области – Кузбасса, проведена правовая экспертиза  проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О  крестьянском (фермерском) хозяйстве» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части осуществления на принадлежащих крестьянским (фермерским) хозяйствам и сельскохозяйственным потребительским кооперативам земельных участках сельскохозяйственного назначения  сбыта произведенной ‎ими продукции».

По мнению членов и экспертов Общественной палаты, принятие проекта федерального закона позволит удовлетворить потребность крестьянских, фермерских хозяйств и сельскохозяйственных потребительских кооперативов в реализации произведенной ими продукции не только на рынках и ярмарках, ввиду их территориальной удаленности, но и непосредственно на земельных участках сельскохозяйственного назначения, на которых она была произведена. Что, по мнению авторов проекта федерального закона, будет способствовать существенному снижению издержек, связанных со сбытом произведенной сельскохозяйственной продукции.

Однако, законопроект, по мнению участников проведения экспертизы, содержит определенные недостатки.

Например, предлагаемые изменения в статью 19 ФЗ № 74-ФЗ  позволяют вести торговлю только из помещений объектов недвижимого имущества и из нестационарных торговых объектов. А значит, идея торговать продукцией непосредственно «на земельных участках» полностью не реализована.

Предлагаемые изменения касаются правоотношений по торговле, урегулированных Федеральным законом № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации». Этот закон не применяется к деятельности по продаже товаров на розничных рынках, и, соответственно, к торговой деятельности крестьянских и фермерских хозяйств и сельскохозяйственных потребительских кооперативов.

Законом № 381-ФЗ установлено право хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность, при организации торговой деятельности и ее осуществлении самостоятельно определять способ торговли – с использованием торговых объектов или без использования и тип торгового объекта, используемого для торговой деятельности, стационарный торговый объект или нестационарный. А значит, предлагаемый законопроект фактически ограничивает право сельхозпроизводителя по организации торговли без использования торговых объектов.

Согласно  этому же закону, торговый объект – здание, строение, специально оснащенные оборудованием, предназначенным и используемым для выкладки, демонстрации товаров, обслуживания покупателей и проведения денежных расчетов с покупателями при продаже товаров.  Понятия «торгового объекта», установленное этим законом, возлагает на производителя сельскохозяйственной продукции дополнительные требования, в том числе для использования нестационарного торгового объекта (НТО).

Статьей 10 ФЗ № 381-ФЗ определены особенности размещения нестационарных торговых объектов. Размещение нестационарных торговых объектов на земельных участках, в зданиях, строениях, сооружениях, находящихся в государственной собственности или муниципальной собственности, осуществляется в соответствии со схемой размещения нестационарных торговых объектов с учетом необходимости обеспечения устойчивого развития территорий и достижения нормативов минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов. Предлагаемая редакция проекта указанные особенности не учитывает. Между тем, большое количество земель сельскохозяйственного назначения находится в публичной собственности и  указанные выше требования возлагают на арендаторов повышенные обязательства, а законопроект иных способов продажи кроме стационарных и нестационарных объектов не предусматривает.

Законопроект содержит фразу «размещение нестационарных объектов допускается без проведения работ, связанных с нарушением почвенного слоя земельного участка». Указанная фраза неоднозначна в своем понимании и может быть трактована, как существование общего правила обязательного «нарушения почвенного слоя» из которого предлагаемая норма содержит исключения. Да и сама дефиниция «нарушение почвенного слоя» юридически не определена. В нормах земельного законодательства это понятие применительно к землям сельскохозяйственного назначения не раскрывается.

Возникли вопросы у членов Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса и к дополнению статьи 77 Земельного кодекса РФ фразой: «а в случаях, предусмотренных федеральными законами для реализации сельскохозяйственной продукции собственного производства (в том числе нестационарными торговыми объектами)».  Высказан ряд замечаний.

Во-первых, часть 2 статьи 77 Земельного кодекса РФ устанавливает исключение из общего правила, когда к землям сельскохозяйственного назначения относятся земли, на которых размещены объекты недвижимого имущества непосредственно не участвующие в репродуктивной функции земли. Это соответствует принципу неразрывной связи судьбы земельного участка и иных объектов, прочно с нею связанных. Нестационарные торговые объекты к недвижимому имуществу не могут быть отнесены, поэтому их упоминание в предлагаемой редакции статьи 77 ЗК РФ не может быть оправдано.

Во-вторых, из сути предлагаемого дополнения и самого законопроекта, достаточно после слова «хранения» добавить слово «торговли». Предлагаемая в проекте фраза может быть истолкована как случаи торговли, прямо предусмотренные, предписанные федеральными законами, то есть, по сути, на сельскохозяйственного производителя должна быть возложена обязанность продавать сельскохозяйственную продукцию.

В-третьих, по логике, фраза должна звучать «в том числе на нестационарных торговых объектах», так, как последние являются движимым имуществом, а не субъектами, осуществляющими торговлю.

В-четвертых, статья 77 ЗК РФ не содержит такого признака сельскохозяйственной продукции, как продукции «собственного производства». И это является абсолютно правильным, так как специализация участников сельскохозяйственного бизнеса может быть разной. Например, услуга по сбору, первичной сортировке и продаже может быть оказана собственнику сельскохозяйственной продукции. Эта услуга может быть оказана крестьянским, фермерским хозяйством и сельскохозяйственным потребительским кооперативом другим таким же субъектам. Предлагаемая редакция, на взгляд экспертов,, ограничивает вариабельность сельскохозяйственного бизнеса, устанавливая правило «продавать только своё».

В-пятых, правило о продаже сельскохозяйственной продукции «собственного производства», ставит вопрос о его соотношении с институтом договора контрактации сельскохозяйственной продукции, предусмотренного нормами особенной части Гражданского кодекса РФ. В частности, договором контрактации может быть предусмотрена возможность возникновения права собственности заготовителя сельскохозяйственной продукции на неё «в земле» и самостоятельность сбора, переработки и продажи самим заготовителем. При этом заготовитель не обязательно будет являться крестьянским, фермерским хозяйством или  сельскохозяйственным кооперативом, но реализация этой продукции будет, безусловно, важна последним, если от этого будет зависеть их имущественное положение. Кроме того, не исключена возможность заключения договоров простого товарищества, когда один выращивает, второй собирает, а третий продает. Реализация такой конструкция при предлагаемой редакции будет невозможна.

Члены и эксперты Общественной палаты, проводившие экспертизу, полагают, что реализация положений законопроекта не потребует выделения дополнительных бюджетных ассигнований федерального бюджета, а также не повлияет на доходы и расходы бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

В целом, в заключении общественной экспертизы предлагаемой редакции законопроекта дана положительная оценка, при условии устранения отмеченных недостатков.

Заключение общественной экспертизы направлено в Общественную палату Российской Федерации и будет учтено при дальнейшей подготовке законопроектов.

 

 

 

Яндекс.Метрика