Menu Close

11.12.2020

В Общественной палате Кемеровской области – Кузбасса состоялось совместное заседание комиссии Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса по безопасности и взаимодействию с правоохранительными органами и ОНК и комиссии по экологии и охране окружающей среды, на котором рассматривался вопрос об экологических последствиях перевода земель сельскохозяйственного назначения и лесного фонда в земли промышленного назначения.

В заседании приняли участие члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса, ученые-экологи, представители Законодательного Собрания Кемеровской области – Кузбасса, Росприроднадзора, Россельхознадзора, КУГИ, Россреестра, департамента лесного комплекса Кузбасса, министерства природных ресурсов и экологии, министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Кузбасса, муниципальных образований.

В период подготовки вопроса, члены региональной Общественной палаты провели мониторинг сложившейся ситуации в регионе, связанной с переводом земель, результаты которого озвучил Андрей Переладов, председатель комиссии по безопасности и взаимодействию с правоохранительными органами и ОНК, открывая заседание.

В частности, он отметил, что экологическая безопасность применительно к рассматриваемой тематике перевода лесных земель и земель с/х назначения обусловлена опасностью нарушения экологического равновесия, деформации экосистем и снижению их жизнеспособности. «При переводе земель с/х и лесного фонда в земли промышленности, особенно в горнодобывающем секторе, происходит катастрофическое изменение ландшафтов, почвы и биологического разнообразия, процесс восстановления которого чрезвычайно длителен и измеряется сотнями лет. При этом уменьшается количество пахотно-пригодной земли и безвозвратно теряется самый ценный компонент почвы – чернозем,- сказал Андрей Викторович. – Причина всему этому, прежде всего, выдача лицензий на добычу угля наиболее выгодных с точки зрения экономики угольных пластов, а не логичности планомерного освоения месторождения».

Рост интенсивности горных работ, расширение угледобычи на новые участки горно-экономических районов поставили под угрозу уничтожения природные ландшафты. На территорию горных работ попали реликтовые липовые леса, русла крупных рек Кузнецкого Алатау, Горной Шории и Салаирского кряжа, а также степные, водно-болотные и солонцовые местообитания Кузнецкой котловины. Здесь находятся особо ценные экосистемы, которые характеризуются большим уникальным биоразнообразием в силу расположения в разных природно-климатических зонах горно-котловинного рельефа области.

«Общественная палата Кемеровской области на протяжении всей своей деятельности неоднократно рассматривала экологические проблемы региона. Для выхода из создавшегося положения были предложены необходимые обязательные мероприятия по сохранению и восстановлению биологического разнообразия промышленными, и особенно, горнодобывающими предприятиями», – отметил в своем выступлении Александр Копытов, председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса.

По мнению членов и экспертов региональной Общественной палаты необходимо развивать комплексный экосистемный подход сохранения биологического разнообразия, который должен предусматривать интеграцию экологических, экономических и социальных принципов управления природными ресурсами, биологическими и физическими системами для обеспечения экологической устойчивости территорий. Для этого целесообразно законодательно закрепить за субъектом РФ обязанность по периодическому, комплексному экологическому исследованию территории субъекта для определения реального состояния окружающей среды, внесению корректировки в планы развития территории, ее застройки, освоения, проектирования и осуществления иной деятельности, способной оказывать негативное воздействие на окружающую среду.

В настоящий момент, несмотря на такие законодательно закрепленные принципы охраны окружающей среды как научное обоснованное сочетание экологических, экономических и социальных интересов человека, общества и государства в целях обеспечения устойчивого развития и благоприятной окружающей среды;  ответственность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях; презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности; учет природных и социально-экономических особенностей территорий при планировании и осуществлении хозяйственной и иной деятельности, их реализация органами государственной власти субъекта РФ недостаточна.

Субъект РФ имеет «право» на организацию проведения экономической оценки воздействия на окружающую среду хозяйственной и иной деятельности, осуществления экологической паспортизации территории, которое изложено в статье 6 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «Об охране окружающей среды». Поэтому в складывающейся в регионе экологической ситуации, предполагается необходимость именно в экологической оценке, а не в экономической.

Участники заседания высказали мнение, что еще одной проблемой является неурегулированность вопроса перевода земель из одной категории в другую. Так, исходя из анализа положений законодательства, действующее правовое регулирование перевода земель ведет к чрезмерной свободе усмотрения должностных лиц, уполномоченных рассматривать ходатайства о переводе земель, а не к чёткости и предсказуемости процедуры перевода земельных участков из одной категории в другую. На сегодняшний день правовое регулирование данных отношений осуществляется, прежде всего, Земельным кодексом Российской Федерации (далее – ЗК РФ) и Федеральным законом от 21.12.2004 №172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую». Но по мнению членов Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса в законе используются критерии, направленные на ограничение возможности перевода, которые носят только оценочный характер.

По представленной информации Росреестра, площадь земель сельскохозяйственного назначения в регионе незначительна. За 10 лет она уменьшилась на 30 201 га или на 1,12%. Уменьшение происходит за счет постепенного, равномерного сокращения площадей следующих видов сельскохозяйственных угодий: пашня, сенокосы, пастбища.

Согласно информации Департамента лесного комплекса Кузбасса, уменьшения площади земель лесного фонда на территории Кузбасса не происходит. Ежегодный учет площади земель лесного фонда показывает ее незначительное изменение в сторону увеличения за счет приведения данных Государственного лесного реестра в соответствие с Единым государственным реестром недвижимости на основании Федерального закона от 29.07.2017 №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров и установления принадлежности земельного участка к определенной категории земель».

Но по результатам соотношения информационных материалов у Общественной палаты Кемеровской области – Кузбасса есть все основания полагать, что представленные Росреестром и Департаментом лесного комплекса Кузбасс сведения ЕГРН и сведения ГЛР не отражают реальной картины состояния земель лесного фонда на территории Кузбасса (ни в статике, ни в динамике).

Позиция Правительства Кемеровской области заключается в том, что перевод земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности является необходимым процессом и в абсолютном большинстве случаев является процедурой наведения юридического порядка в сфере землепользования; сельское хозяйство Кузбасса не несет потерь в результате этого процесса; промышленные компании в большинстве случаев давно владеют и пользуются этими землями, приобретя их,  либо взяв в аренду ранее у муниципалитетов; налог с сельхозземель существенно ниже налога с земель промышленности; бюджеты не дополучают часть налогов, которые могли бы направить на социально-экономическое развитие своих муниципальных образований; на данных землях никто не занимался и не планировал заниматься сельским хозяйством; перевод в земли промышленности не всегда означает, что земля передается в пользование для завода или отвалов разреза. Например, чтобы ввести в эксплуатацию городскую ЛЭП, муниципальную дорогу или вышки для размещения оборудования сотовой связи, землю под ними необходимо перевести в категорию «земли промышленности».

За первое полугодие 2019 года количество земель сельскохозяйственного назначения, переведенных для размещения автомобильных дорог, линий электропередачи, объектов связи, объектов придорожного сервиса, составило 25% от всех переведенных земель (860 га)[1]. Это, по мнению Правительства Кузбасса, является показателем хорошей интенсивности развития инфраструктуры в регионе.

На 1 января 2019 года общая площадь земель сельскохозяйственного назначения в Кузбассе составляет 2 млн. 655 тыс. га. Из них пашня – 1 млн. 466,8 тыс. га[2].                                  Сельскохозяйственными предприятиями всех форм собственности, а также гражданами используется только 1 млн. 264,1 тыс. га пашни. Реестр неиспользуемой пашни включает 230 участков общей площадью 202,7 тыс. га.

Правительством Кузбасса проведен мониторинг этих земельных ресурсов, выявлены земельные участки, наиболее пригодные для введения в оборот с точки зрения экономической целесообразности. Площадь такой земли в области – 77,8 тыс. га. Подготовлен план ввода в хозяйственный оборот этих земельных участков.

Участники заседания считают, что анализ вышеуказанных тезисов, как руководящих начал для принятия решения о переводе земель, указывает на отсутствие среди них критерия экологической целесообразности.

По итогам заседания Общественная палата Кемеровской области – Кузбасса разработала рекомендации, направленные в адрес законодательной и исполнительной власти Кузбасса.

Scroll Up
Яндекс.Метрика