Menu Close

04.12.2019

Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области провели экспертизу проекта федерального закона № 717228-7 «О внесении изменений в статью 30 Закона Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательных механизмов, регулирующих доступ детей к культурным ценностям и культурным благам».

Положения ст. 30 федерального закона № 3612-I «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» содержат перечень обязанностей органов власти, местного самоуправления, которые они осуществляют в соответствии со своей компетенцией и в целях обеспечения общедоступности культурной деятельности, культурных ценностей и благ для всех граждан. Законопроект вносит дополнение в эту норму: «Не допускается запрет или ограничение культурной деятельности, доступа к произведениям литературы и искусства, иным культурным ценностям и культурным благам, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Предлагаемые изменения противоречат принципам, которые содержатся в том числе в Конституции РФ и закрепляют право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям, гарантируют свободу творчества, запрещают цензуру. Под культурной деятельностью Закон № 3612-I понимает деятельность по сохранению, созданию, распространению и освоению культурных ценностей. Настоящая редакция не допускает запрет или ограничение культурной деятельности, доступа к произведениям литературы и искусства, иным культурным ценностям и благам. Культурные ценности и блага не относятся к информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, которая определена в ст. 5 закона № 436-ФЗ.

Понятие, смысл, значение культурной деятельности, культурных ценностей и благ является фундаментальным. По мнению членов Общественной палаты Кемеровской области, нельзя в отношении одних устанавливать запрет или ограничения, а в отношении других не устанавливать. Кто будет ответственен за определение исключений? По каким критериям будет исключаться та или иная информация? Нельзя просто ограничить или запретить доступ к информации, необходимо ответить на вопрос, причиняет ли она вред здоровью и развитию детей, определить причину причинения такого вреда, принять меры по ее устранению. Проще всего решить вопрос, ограничив доступ к информации, но если это действительно вопрос подхода к воспитанию ребенка, вопрос к его окружению, досугу и т. д.?

Авторы законопроекта предлагают внести изменения в Федеральный закон от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Указывается, что «критерии информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества, определяются Правительством РФ. Отношения в сфере оборота такой продукции не регулируются Законом № 436-ФЗ» (п. 3 ч. 2 ст. 1 Закона № 436-ФЗ в предлагаемой законопроектом редакции). Это положение закона ранее встречало критику. Одним из недостатков указывалось исключение из сферы правового регулирования закона № 436-ФЗ оборота информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества. Это положение, по мнению критиков, порождало незащищенность детей от информационной продукции, имеющей культурную ценность, но в силу своего содержания вредной для их здоровья, физического, психического, духовного и нравственного развития.

Такая информация не попадает под ту, что определена в ст. 5 закона № 436-ФЗ. Следовательно, она не способна причинить вред. Само нововведение способствует ограничению доступа детей к действительно культурному наследию и фокусирует их внимание на так называемой авторами законопроекта вредной для их здоровья, физического, психического, духовного и нравственного развития информации, которая находится в свободном для детей доступе.

К сожалению, культурные ценности и блага не привлекают внимание подрастающего поколения. И если, воспитывая ребенка, можно постепенно приобщить его к этой культуре, то введение ограничения на фоне изначального отсутствия интереса к культурному достоянию приведет к его обесцениванию. Нравственные и эстетические идеалы – это то, что находится за гранью возраста, важная роль здесь отводится лицам, которые ответственны за их воспитание. Принятие законопроекта приведет к обесцениванию мирового и российского культурного наследия, уменьшению ответственности лиц за воспитание подрастающего поколения, к низкому уровню культуры воспитанников.

Законопроектом предлагается дополнить ст. 5.1. Федерального закона от 22.08.1996 года № 126-ФЗ «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» ч. 6 следующего содержания: «…В прокатном удостоверении на фильм, в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, должны содержаться сведения о запрете распространения фильма среди детей в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»…».

В соответствии с законом № 436-ФЗ сведения, полученные в результате классификации информационной продукции, указываются ее производителем или распространителем в сопроводительных документах, являются основанием для размещения на ней знака информационной продукции и для ее оборота на территории России. Нормы закона не дают определение сопроводительной документации. Можно сделать вывод, что к ней относятся афиши, входные билеты, приглашения и иные документы, предоставляющие право посещения.

Поскольку осуществление проката фильма или показа фильма без прокатного удостоверения, если такое удостоверение требуется в соответствии с федеральным законом, не допускается, в Общественной палате Кемеровской области полагают, что введение этого положения преследует цель обеспечить надлежащую фиксацию сведений о запрете распространения фильма среди детей. Но способствует ли введение данной нормы достижению цели? Указание на то, что сведения о запрете распространения фильма среди детей должны содержаться в прокатном удостоверении на фильм лишь в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, делает норму нерабочей. Сведения о запрете на распространение фильма среди детей определяются в соответствии с законом № 436-ФЗ о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, но не Законом № 126-ФЗ.

Без ответов остаются вопросы: в чью ответственность входит определение критериев необходимости или перечня случаев необходимости размещения сведений о запрете распространения фильма среди детей в прокатном удостоверении? Почему в нем должны содержаться только сведения о запрете, но не об ограничении распространения фильма среди детей? Кто ответственен за размещение таких сведений? Какая ответственность предусмотрена за нарушение обязанности по их размещению?

Законопроектом предлагается дополнить Закон № 436-ФЗ статьёй 11.1, которая дает право правообладателям, организациям культуры, организаторам зрелищного мероприятия размещать любым доступным способом информацию о рекомендуемом возрасте доступа граждан к произведениям литературы и искусства, культурным ценностям, благам. Эта информация может быть выражена словосочетаниями «для семейного чтения», «для семейного просмотра», «для семейного посещения», «для дошкольников», «для детей младшего школьного возраста», «для детей среднего школьного возраста», «для детей старшего школьного возраста», «не рекомендовано для детей» и т.п.

Поддержавшие законопроект считают знаки 0+, 6+, 12+, 16+ избыточными для произведений литературы и искусства. Но аргументированная позиция, подтверждающая необходимость изменений, авторами законопроекта не изложена. Законом № 436-ФЗ уже установлены чёткие критерии возрастной классификации информационной продукции, разработанные с участием специалистов в области детской и подростковой психологии. Законопроект игнорирует эти подходы к оценке вредного воздействия на психическое развитие, здоровье и благополучие детей, что влечёт снижение гарантий обеспечения их информационной безопасности.

По мнению Общественной палаты Кемеровской области, изменения не создают прозрачные критерии информации, распространение которой среди детей определенного возраста ограничено, производители по-прежнему будут по-разному трактовать возрастные ограничения для произведений литературы и искусства. Что означают категории «для семейного чтения», «для семейного просмотра», «для семейного посещения»? Читать, смотреть и посещать исключительно в кругу всей семьи или достаточно взять с собой кого-то из младших членов семьи? Неужели такой подход может соответствовать задачам государственной культурной политики по формированию творческого потенциала нации, воспитанию интеллектуально и эмоционально развитой молодежи?

Исключит ли это случаи неоднозначного и абсурдного правоприменения норм закона № 436-ФЗ, о которых говорят авторы законопроекта? Позволит ли нововведение производителям прийти к единому подходу определения возрастных ограничений для произведений литературы и искусства? И какие критерии положены в основу такого подхода?

Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области считают, что проект федерального закона № 717228-7 в предлагаемой редакции требует серьёзной доработки и не может быть рекомендован к рассмотрению.

Scroll Up
Яндекс.Метрика